• Статьи
  • Вопросы и ответы
  • Обучение
  • Библиотека
  • ENG
  • Окаменелости - летопись прошлого

    0 883

    ОКАМЕНЕЛОСТИ - ЛЕТОПИСЬ ПРОШЛОГО

    Известный эволюционист Ле-Грос Кларк однажды заметил, что "... по-настоящему важное подтверждение эволюции должно прийти от палеонтолога, который занимается изучением окаменелостей" (1955, с. 7). Действительно, доктор Кларк был прав в такой оценке. Если и будет когда-либо какое-нибудь эмпирическое свидетельство в пользу эволюции, оно непременно должно прийти от того, что называется "летописью камней", ибо здесь и только здесь будут найдены подлинные исторические доказательства любого эволюционного сценария. В прошлом некоторые люди, не зная подлинных фактов этого вопроса, были уверены, что именно в "музее природы" эволюционисты в конечном итоге смогут обрести последнюю и неопровержимую позицию против сотворения. Однако, как оказывается, некоторые из самых убедительных свидетельств в пользу сотворения находятся именно в окаменелостях.

    Тот факт, что окаменелости существуют и представляют окружающую среду, в которой они некогда жили, не подвергается сомнению. Но у креационистов вопросы вызывает то толкование, которое придают окаменелостям эволюционисты. Например, общепризнано, что методология эволюционистов в толковании как местонахождения, так и значимости различных окаменелостей в гелогическом строении, основывается на порочном замкнутом круге мышления. Этот процесс начинается с предположения о том, что жизнь развивалась от простого к сложному (то есть, эволюция верна). На этом основании окаменелости располагаются по порядку от простого к сложному. "Вот так!" - говорит эволюционист, - "Последовательность окаменелостей идет от простого к сложному. Это подтверждает наше первоначальное предсказание о том, что окаменелости должны показывать, как жизнь с течением времени становилась более сложной, и, следовательно, окаменелости доказывают истинность эволюции." В конечном итоге предположение (которое по определению не является доказанным) используется для "доказательства" эволюционной теории. Этот логически ошибочный довод не избежал внимания даже исследователей-эволюционистов. Р.Р. Уэст отмечал:

    Вопреки тому, что пишет большинство ученых, окаменелости не подтверждают дарвиновскую теорию эволюции, потому что мы используем именно эту теорию (есть несколько) для толкования окаменелостей. В результате мы виновны в "замкнутом мышлении", если мы говорим, что окаменелости подтверждают эту теорию (1968, с. 216).

    Однако, такое "замкнутое мышление по кругу" не может быть принято в качестве обоснованного довода в пользу эволюции.

    Мы хотим подчеркнуть, что подлинные факты, полученные при изучении окаменелостей, должны рассматриваться без ссылок на навязанные эволюционистами "последовательности" и/или концепции длительных периодов. Из вышеприведенных цитат очевидно, что окаменелости представляют значительную часть того, что говорят эволюционисты, и, несомненно, большинство палеонтологов являются эволюционистами. Но это не означает, что эволюционисты имеют исключительные права на изучение окаменелостей. Необходимо отделить научные факты от философских предположений и принимать решения, основанные на этих фактах.

    Вопрос, который мы должны задать, формулируется следующим образом. Что подтверждает летопись окаменелостей: сотворение или эволюцию? Для того чтобы установить неодарвиновскую эволюцию, ее защитники должны иметь возможность показать промежуточные, или переходные, формы между животными и растениями в каждом из основных таксономических подразделений. Эта система, разработанная шведским биологом Карлом Линнеем, классифицирует организмы по нескольким различным уровням, начиная с самого широкого (царство) и постепенно сужая через тип, класс, отряд (подкласс), семью, род, вид и подвид. Эволюционисты предполагают общий порядок на уровне типа, начиная с одноклеточных организмов (например, бактерии), затем переход к "простым" многоклеточным организмам (например, губки), к моллюскам (например, гребешки), к членистоногим (например, крабы), а затем к хордовым (например, человек). На более развернутом уровне, скажем, на уровне классов животных, порядок может начинаться с хрящевых рыб (например, акулы), а затем переход к костистым рыбам, к земноводным (например, лягушки), к рептилиям (например, крокодилы), а затем к млекопитающим (например, человек). Практически каждый учебник по биологии содержит эволюционные "древа жизни", которые показывают именно эти последовательности. Несомненно, такие значительные, но) постепенные изменения должны отражаться в окаменелостях.

    Сам Чарльз Дарвин говорил о том, что в окаменелостях должны быть "бесчисленные переходные звенья". Десятая глава книги "Происхождение видов" озаглавлена "О несовершенстве геологической структуры". В ней Дарвин утверждал, что ввиду процесса естественного отбора, "количество промежуточных разновидностей, которые существовали прежде, [должно] быть поистине огромным". Однако, далее он признает:

    Геология, несомненно, не преподносит никакой подобной расположенной в последовательном порядке органической цепи; и это, возможно, самое очевидное и серьезное возражение, которое может быть выдвинуто против этой теории. Я полагаю, что объяснение кроется в крайнем несовершенстве геологической структуры (1956, с. 292-293).

    Это действительно было проблемой теории Дарвина, и все также остается проблемой для современной версии неодарвиновской эволюции. В конце концов, разве не смешно ожидать от людей того, что они примут научную теорию за истину, в то время как ее защитникам приходится объяснять, почему не существуют самые убедительные доказательства? Это подобно прокурору, ведущему дело об убийстве, который в своей первой речи заявляет: "Мы знаем, что ответчик виновен в убийстве, хотя мы не можем найти мотив, оружие, тело или свидетелей".

    Конечно, верно то, что окаменелости не дают совершенную картину, ибо некоторые слои, потенциально содержащие окаменелости, на определенных уровнях в некоторых местностях могли быть удалены или потревожены эрозией или тектонической деятельностью. Но Дарвин предположил еще одну причину несовершенства повествования, которое ведут окаменелости - недостаточные поиски. В 1859 году большая часть находок окаменелостей производилась в Европе и Соединенных Штатах. Однако, спустя более 125 лет дополнительных палеонтологических работ, уже невозможно подтвердить слова Дарвина. Геолог-эволюционист Т.Н. Джордж из Великобритании утверждал: "Более нет нужды оправдываться в бедности летописи окаменелостей. В некотором смысле их количество стало почти неуправляемо огромным, и находки опережают обработку" (1960, с. 1).

    Хотя верно то, что прежде некоторые эволюционисты прибегали к окаменелостям в попытке подтвердить свою теорию, сегодня дела обстоят иначе. Несколько лет назад британский эволюционист Марк Ридли написал статью, защищавшую концепцию эволюции как "научный факт", однако, ему пришлось признать то, что стало общеизвестно среди людей, вовлеченных в полемику по вопросу о сотворении или эволюции: "Ни один настоящий эволюционист, будь то сторонник постепенной или скачкообразной эволюции, не использует окаменелости как свидетельство в пользу теории эволюции, противопоставленной особому сотворению" (1981, 90:831).

    Предсказания двух моделей

    При рассмотрении свидетельств, представляемых окаменелостями, крайне необходимо в точности знать, что предсказывают эволюционная и креационистская модели, чтобы иметь возможность сравнить эти предсказания с реальными данными. С одной стороны, эволюционная модель предсказывает: (а) "Самые старые" породы должны содержать свидетельство наиболее "примитивных" форм жизни, способных превратиться в окаменелости; (б) более "молодые" породы должны содержать более "сложные" формы жизни; (в) должно быть очевидное постепенное изменение "от простого к сложному"; и (г) должно присутствовать большое количество переходных форм (как признавал сам Дарвин, которого мы цитировали выше). С другой стороны, креационистская модель предсказывает: (а) "Самые старые" породы не всегда содержат свидетельства о самых "примитивных" формах жизни, а более "молодые" породы не всегда содержат свидетельства о более "сложных" формах жизни; (б) Необязательно должен проявляться постепенный переход форм жизни "от простого к сложному"; вместо этого должен быть внезапный "взрыв" различных и высокоорганизованных форм жизни; и (в) не может быть регулярного и систематического присутствия переходных форм, потому что переходные формы не существуют.

    При исследовании предсказаний каждой из этих двух моделей в свете реальных данных становится очевидно, что свидетельства, получаемые при изучении окаменелостей, убедительно выступают против эволюции за сотворение, и это объясняет, почему такой ученый, как доктор Ридли, призывает эволюционистов более не использовать окаменелости как доказательство эволюции. Во-первых, давайте рассмотрим предсказания эволюционной модели о том, что окаменелости должны содержать свидетельство постепенного перехода форм жизни от простого к сложному. До недавнего времени исследование до-кембрийского слоя геологической таблицы не обнаружило никаких неоспоримых свидетельств многоклеточных окаменелых форм, в то время как кембрийский слой (следующий геологический период) показывает внезапный "взрыв" форм жизни. В течение многих лет это было серьезной и основополагающей проблемой в эволюционной теории. Сегодня эволюционисты утверждают, что они обнаружили в слое кембрийского периода многоклеточных животных, не имевших ни раковин, ни скелетов. Эти находки, получившие название "Эдиакарский комплекс окаменелостей", по словам эволюционистов, включают животных, напоминающих медуз, кольчатых червей и возможных родственников кораллов. Но даже в свете этих новых находок, у теории эволюции все еще остается серьезная, основополагающая проблема. Генетик Джон Клотц объяснил, почему.

    Все животные типы представлены в кембрийском периоде за исключением двух малых типов мягкотелых (которые, возможно, присутствовали там, не оставив окаменелостей) и хордовых. Возможно, что там присутствовали даже хордовые, потому что в породах кембрийского периода был найден объект, напоминающий рыбу. Вряд ли возможно, чтобы все эти формы зародились в этот период; тем не менее, нет никаких свидетельств того, что многие из них существовали до кембрийского периода (1972, с. 193-194).

    Со времени опубликования книги доктора Клотца в кембрийских породах были действительно обнаружены хордовые (см. Репетски, 1978, с. 529-531). Проблема "недостающих предков" в кембрийских породах также остра, как и прежде. В одном научном тексте мы встречаем такой комментарий:

    Даже теоретически огромный биологический прыжок от примитивных организмов к кембрийской фауне представляет значительные проблемы. Необходим целый ряд трансформаций, чтобы одноклеточные протозоа (простейшие) превратились в сложно устроенных животных, таких как омар, краб или креветка. Новые формы жизни, которые появляются в Кембрии, не были попросту скоплениями подобных клеток; они были сложными, полностью сформировавшимися животными с большим количеством клеток, имевших особое предназначение. ... Новые кембрийские животные представили поразительный прыжок к более высокому уровню специализации, организации и интеграции" (Американ Сайентифик Аффилиэйшен, 1986, с. 35,37).

    Эволюционисты хотят, чтобы мы поверили, будто от таких "предков", которые были найдены в Эдиакарском комплексе, "эволюционировали" все основные типы животных в тот период времени, который представлен прыжком между до-кембрийским и кембрийским периодами. Это не только невозможно, но и неразумно.

    Во-вторых, если окаменелости подтверждают эволюцию, то они должны демонстрировать однозначную последовательность полностью функциональных промежуточных форм. Под "однозначным" и "функциональным" мы понимаем то, что должны быть исполнены определенные условия до того, как организм (ископаемый либо живущий) будет признан действительно промежуточной формой. Генри Моррис отметил, что истинно промежуточные формы должны проявлять:

    (1) переходные или зарождающиеся структуры, такие как получешуйки/полуперья у рептилий/птиц; (2) ряд постепенно изменяющихся промежуточных форм от одного основного класса к другому, а не резкие изменения; (3) соотношение даже резких изменений со сменой геологического времени (1982а, с. 28).

    Первое из этих условий для существования переходных форм не удовлетворяется окаменелостями. Например, существует множество форм млекопитающих, но все они равно млекопитающие; птицы отличаются огромным разнообразием, но они остаются представителями орнитофауны. Более того, все млекопитающие по своим отличительным признакам равно отделены от всех форм немлекопитающих, и все птицы имеют опознавательные и основополагающие отличия от всех других видов - границы между ними настолько четки. Настоящие переходные или зарождающиеся структуры так никогда и не были найдены. Причиной этому служит очевидный замысел в отношении любого живого существа, будь то бактерия или кит, гриб или орхидея. Части организма так замечательно и функционально действуют все вместе, что изменить один-единственный компонент в одном органе или теле означало бы уничтожить весь механизм. Палеонтолог Стивен Дж. Гоулд из Гарварда писал:

    Отсутствие ископаемых свидетельств в пользу промежуточных стадий между основными переходами в органическом мире, наша неспособность во многих случаях даже в воображении сконструировать функциональные промежуточные формы была неизменной и мучительной проблемой для повествований эволюции о последовательных изменениях (1980, с. 127).

    Когда обнаруживается новый вид (будь то ископаемый или живой), он либо в совершенстве вписывается в хорошо известные современные группы, либо узко специализирован и принадлежит к своей собственной уникальной группе и не имеет отношения (эволюционного или нет) к любому другому типу растений или животных. Эта степень постоянства представляет проблему в нахождении эволюционной последовательности, которая бы удовлетворяла второму требованию. Классическим примером первого случая (то есть, ископаемым, которое замечательным образом вписывается в уже существующие таксономические группы) является исчезнувший археоптерикс, которого объявили "недостающим звеном" в предполагаемом сценарии эволюции от рептилий к птицам. Хотя мягкие ткани не сохранились, и определенные признаки скелета сходны с рептилиями, его перья и крылья полностью сформированы для осуществления мощного полета. Изучение мозговой ткани из внутренней части черепа образца также указывает на то, что его следует классифицировать как полноправного представителя орнитофауны, а не рептилиеподобную птицу или птицеподобную рептилию (см. Джерисон, 1968, с. 1381-1382; подробную информацию об археоптериксе см. Гиш, 1985, с. 110-117).

    Поиски переходных форм также проводились среди живых существ, но опять же, предполагаемые звенья оказывались отличными от других видами или типами. Протоптеры (род рыб класса двоякодышащих) могли бы считаться классическим примером живого звена, которое могло бы считаться промежуточной формой между рыбами и земноводными. Они имеют жабры и плавники как рыбы, но легкие и сердце, как земноводные животные. Однако, жабры протоптеров полностью рыбоподобные, а их сердце совершенно такое же, как сердце земноводного - системы индивидуальных органов ни в коем случае не являются переходными.

    В отношении второго случая (то есть, организма настолько уникального, что он не вписывается ни в одну из существующих таксономических групп), в океанских глубинах и в различных геологических пластах, богатых окаменелостями, были обнаружены своеобразные организмы, но все они были прежде неизвестными формами. Некоторые настолько отличны от того, что было известно раньше, и, следовательно, несвязанны с другими видами в эволюционном смысле, что пришлось создавать целые новые типы для их классификации.

    Доктор Гоулд находит эти пробелы в летописи окаменелостей интересными, потому что он рассматривает их как свидетельство, подтверждающее теорию "разорванного равновесия", которую он и Нильс Элдредж предложили в качестве объяснения того, почему окаменелости не содержат переходных форм (см. Томпсон, 1989). Однако, следующее высказывание ученого такого калибра служит существенным приговором неодарвиновской эволюции. Гоулд полагает: "Все палеонтологи знают, что окаменелости содержат слишком мало в смысле промежуточных форм; переходы между основными группами характерно обрывочны" (1977а, с. 24). Таким образом, разрывы в летописи окаменелостей существуют, потому что не были найдены переходные формы, необходимые для их заполнения. Эти разрывы действительно очень реальны - слишком реальны, чтобы их отрицать или не замечать.

    Третье требование для переходных форм также не удовлетворяется окаменелостями, потому что когда в них встречаются определенные организмы, они кажутся совершенно приспособленными к своей окружающей среде и полностью соответствующими своему виду. Например, летучие мыши внезапно появляются в окаменелостях примерно 60 миллионов лет назад (в соответствии с эволюцинной шкалой), однако, им не предшествовали никакие известные переходные формы; и они незначительно отличаются от современных видов. Это только одно из множества исключений. Сказать, что общая тенденция от простого к сложному, которая, якобы, проявляется в окаменелостях, подтверждает эволюцию подобно тому, чтобы сказать, что, чем сильнее и жестче становится человек, тем большего успеха он добивается. Истинность этой аналогии может быть применима в редких случаях и в некоторых областях, как, например, в джунглях, на боксерском ринге или борцовской арене, но как быть в случае с худощавым миллионером?

    И вообще, кто определяет понятие "успеха"? Можно с уверенностью сказать, что совершенно противоположное установленным эволюционным предположениям не только может быть, но и было продемонстрировано. Например, так называемый "кембрийский взрыв" (предположительно начавшийся около 600 миллионов лет назад) показывает внезапное появление представителей всех основных типов беспозвоночных, каждый из которых имеет явные характеристики своего класса, и ни один - предшествующие переходные формы. То же самое происходит с типами позвоночных в первой половине палеозойского периода (предположительно, 400 миллионов лет назад) и цветущими растениями в меловом периоде (137 миллионов лет назад по оценкам эволюционистов). Обратите внимание на эти слова ведущего палеонтолога Джорджа Гейлорда Симпсона, сказанные им еще в 1953 году: "Большинство новых видов, родов и семейств и практически все категории, превышающие уровень семейств, появляются в окаменелостях внезапно, и к ним не ведут известные, постепенные, полностью переходные последовательности" (с. 360).

    Ситуация значительно изменилась в худшую сторону с тех пор, как доктор Симпсон сделал это наблюдение. Например, Гиш и его соавторы комментируют:

    Не было найдено ни одного промежуточного ископаемого, как можно было бы ожидать на основе эволюционной модели, между одноклеточными животными и беспозвоночными, между беспозвоночными и позвоночными, между рыбами и земноводными, между земноводными и рептилиями, между рептилиями и птицами или млекопитающими, или между "низшими" млекопитающими и приматами (1981, с. IV).

    В журнале "Эволюция" Дэвид Киттс напомнил своим коллегам:

    Несмотря на выразительные обещания о том, что палеонтология даст возможность "увидеть" эволюцию, она представила мрачные трудности для эволюционистов, самая печально известная из которых это наличие "разрывов" в окаменелостях. Эволюции необходимы промежуточные формы между видами, а палеонтология их не предоставляет (1974, с. 466, выделено мной - Б.Т.).

    Доктор Гоулд пошел еще дальше, когда утверждал, что "чрезвычайная редкость переходных форм в окаменелостях продолжает существовать как производственная тайна палеонтологии. Эволюционное древо, которое украшает страницы наших учебников, имеет достоверные данные только на кончиках и узлах своих веток: остальное - это подразумеваемое, каким бы разумным оно ни казалось, а не свидетельства окаменелостей" (19776, с. 13). И он привел две характеристики окаменелостей, которые нельзя обойти вниманием:

    (1) Неизменяемость: большинство видов не проявляют непосредственных изменений за время своего пребывания на земле. Они появляются в окаменелостях, имея такой же вид, как и при исчезновении ... . (2) Внезапное появление: в любой отдельно взятой местности какой-либо вид не возникает постепенно путем равномерной трансформации своих предков; он возникает сразу же и "полностью сформировавшимся" (1977б, с. 13, выделено мной - Б.Т.).

    Может возникнуть впечатление, что такие эволюционисты, как Киттс, Гоулд и Симпсон, одиноки в таких мыслях или говорят об "аномалиях". Это не так. В 1978 году палеонтолог Колин Паттерсон, редактор журнала, издаваемого Британским музеем естественной истории в Лондоне, и один из ведущих авторитетов в области эволюции двадцатого столетия, написал книгу под названием "Эволюция". В этой книге он отвел ископаемым окаменелостям только шесть или семь страниц (большую часть которых занимают графики и таблицы). 5 марта 1979 года Лютер Сандерлэнд (Нью-Йорк) написал доктору Паттерсону письмо, задав именно этот вопрос (и некоторые другие). Ответ доктора Паттерсона от 10 апреля 1979 года был напечатан в августовском номере "Бюллетеня библейской науки" за 1981 год. У меня имеется точная фотокопия письма доктора Паттерсона, отпечатанного на бумаге с логотипом Британского музея. Среди прочего, доктор Паттерсон сказал:

    ... Я полностью согласен с вашими комментариями об отсутствии в моей книге прямых примеров эволюционных переходов. Если бы я знал о них, живых или ископаемых, я бы, несомненно, включил их ... . Однако, сложно возражать Гоулду и сотрудникам Американского музея, когда они говорят, что нет переходных окаменелостей. ... Я скажу откровенно - нет ни одного ископаемого, на основе которого можно было бы привести вполне обоснованный довод (1979, выделено мной - Б.Т.).

    Это тот самый Колин Паттерсон, который заявил в телепрограмме Би-Би-Си:

    ... Мы имеем доступ к верхушке дерева; само дерево - это теория, и люди, которые претендуют на знание этого дерева и того, как происходило ответвление веток и сучков, по моему мнению, говорят неправду (1982).

    Креационистская модель предсказывает внезапный "взрыв" жизни - полностью сформировавшихся растений и животных. Креационистская модель предсказывает сочетание форм жизни. Креационистская модель предсказывает систематическое отсутствие переходных форм. Свидетельства, полученные при изучении окаменелостей, наглядно показывают: (а) внезапное появление полностью сформировавшейся жизни; (б) комбинацию форм жизни (например, почти все, если не все, типы в кембрийском периоде); и (в) значительный недостаток или отсутствие переходных форм. В 1976 году в своем президентском обращении к Британской геологической ассоциации Дерек В. Эйджер заявил:

    Наверняка имеет значение то, что практически все рассказы об эволюции, которые я слышал в бытность студентом, ... теперь развенчаны. ... Следует отметить, что, если мы детально исследуем окаменелости, будь то на уровне классов или видов, мы обнаруживаем - снова и снова - не постепенную эволюцию, но внезапное появление одной группы за счет другой (1976, с. 132-133).

    Несомненно, эволюционисты сегодня оказались в затруднительном положении. Они не могут найти ни переходных форм, наличия которых требует их теория, ни механизма для объяснения того, как вообще проходил предполагаемый эволюционный процесс. При этом факты соответствуют креационистской модели.

    Оглавление

    Похожие публикации
    Demo scene