• Статьи
  • Вопросы и ответы
  • Обучение
  • Библиотека
  • ENG
  • Бог есть

    0 798

    Бог есть

    "... без веры угодить Богу невозможно; ибо надобно, чтобы приходящий к Богу веровал, что Он есть ..." (Евр. 11:6). В этом богодухновенном отрывке святой автор утверждает, что приходу к Богу и угодности Ему должно предшествовать уверование в существование Вседержителя. Но что же это такое, "вера", которая необходима для общения с Богом? Являет ли она собой слепой прыжок в темноту? Абсолютно субъективное ощущение? Эмоциональное явление, оторванное от разума, доказательств и знания? Конечно, нет. Слово "вера", в его употреблении в Писании, имеет всестороннюю сущность. Она включает в себя убежденность в некоторых фактах (основанную на веских свидетельствах), внутренний настрой доверять Богу нашего существования и желание повиноваться Его воле.

    В соответствии с учением богодухновенных авторов Писания, вера и знание вовсе необязательно взаимно исключают друг друга. По причине чудесного превращения воды в вино в Кане Галилейской, ученики уверовали во Христа (Иоан. 2:11). Именно знание ими фактов (как через наблюдение, так и, возможно, через опыт - вкус) питало их веру. По прошествии некоторого времени, проведенного в общении с Иисусом, жители Сихаря могли утверждать: "Уже не по твоим речам [женщины-самарянки] веруем, ибо сами слышали и узнали, что Он истинно Спаситель мира" (Иоан. 4:42). После того как Фома лично осмотрел руки и ребра Иисуса после воскресения, он получил наставление: "не будь неверующим, но верующим" (Иоан. 20:27). И Павел мог с уверенностью сказать: "... я знаю, в Кого уверовал, и уверен, что Он силен сохранить залог мой на оный день" (2 Тим. 1:12). Подобные примеры можно приводить снова и снова.

    И теперь я подхожу к этому вопросу. Может ли человек в действительности познать, что Бог существует? Можем ли мы утверждать, что имеем веру, которая основывается на разумных, познаваемых и убедительных свидетельствах; или мы должны с сомнением, слабостью и жалостью в голосе шептать миру о неубедительной вере? Задача этого наложения состоит в подтверждении первого.

    Наверное, кто-то совершенно оправданно удивится необходимости представлять свидетельства существования Бога. Это прекрасным образом выразил Эдвард Томпсон: "...учение одного живого и истинного Бога, Создателя, Хранителя и Благодетеля вселенной, которое решает такое множество проблем, снимает такое количество сомнений, устраняет столько страхов, дарует столько надежд, придает всему такую возвышенность и становится источником всех благородных сил, по нашему мнению, должно приниматься каждым здравым человеческим умом при первом же возвещении" (Evidences of Revelation, с. 1). Однако, некоторые, вопреки своим лучшим интересам, заставили себя стать скептиками, и поэтому нам необходимо иметь способность обратиться к ним с разумным изложением существования Бога и Его заботы о них.

    Сущность нашего аргумента

    Мы утверждаем, что можем доказать существование Бога любому беспристрастному человеку. Конечно, употребляя слово "доказать", я не имею в виду то, что мы можем физически продемонстрировать существование Бога каким-либо научным экспериментом. Однако, эмпирическое наблюдение (означающее то, что полностью основывается на опыте и наблюдении) это не единственный способ, при помощи которого могут быть построены веские доказательства. Юристы признают обоснованность такого понятия, как prima facie (лат. - "прежде всего", "при отсутствии доказательств в пользу противного"). Это возникает в том случае, когда могут быть представлены адекватные свидетельства, чтобы иметь основания для предположения факта, который, при невозможности его опровергнуть, законно выступает как факт. Этим самым я хочу сказать следующее: есть огромное количество свидетельств, которые убедительно говорят в защиту существования Бога, и это, несомненно, не может быть опровергнуто надлежащими доказательствами.

    Перед тем как непосредственно обратиться к свидетельствам, позвольте мне подчеркнуть, что в Библии не предпринимается формальных попыток доказать существование или происхождение Бога. Его существование предполагается как первая истина, и Его предвечность подтверждается. Это поразительным образом вступает в противоречие с языческими легендами других мировых религий. Египтяне делали предположения, что Осирис, солнце, сотворил различных богов, которые, в свою очередь, произвели других. Индийское богословие рассказывает о Брахме, отце всех тварей, который появился из золотого яйца и т.п. "Но никакие подобные недостойные характеристики не оскверняют благородного величия Писания" (Каннингем Гейки, Hours With the Bible, т. 1, с. 28).

    Начиная это исследование свидетельств существования Бога, я хотел бы предварить свои доводы словами Уильяма Ньютона Кларка.

    "Некоторые, твердо придерживающиеся веры в существование Бога, сомневаются, можно ни это доказать. В защиту этого приводились различные аргументы, но нее они подвергались критике и считались неадекватными для соответствующего вывода. Часто утверждают, что найти удовлетворительное доказательств" просто невозможно. Но недовольство этими аргументами легко объяснить. Если Бог существует, он - наиболее глобальная и всеобъемлющая из всех реалнй. Если он существует, то на фоне всего обозримого и обозреваемо- го существование есть невидимый добрый личностный Дух, способный производить и управлять всем. Неудивительно, что аргументы в пользу такого глобального вывода, вывода, имеющего такую природу, кажутся неадекватными. Конечно, органы чувств не дают прямых показаний; они дают предпосылки для аргументов, но не приводят к выводам. Нелегко найти убедительные свидетельства, ибо предпосылки, которые в полноте содержат этот великий вывод, оказываются в распоряжении с трудом. Одно доказательство само по себе не может в достаточной мере подтвердить такой великий факт. Реальность такой Сущности может быть точно установлена только при помощи нескольких аргументов, действующих одновременно, происходящих из различных сфер существования и подтвержденных различными способностями человеческого духа. Это вывод, которого нельзя достичь без помощи аргументов, недостаточных каждый сам по себе для такого великого вывода, однако, существенных каждый на своем месте, доказывающих некоторую часть великой истины; доказательства собирательные и дополняющие друг друга, каждый из которых предусматривает наличие других для окончательного вывода" (An Outline of Christian Theology, с. 103,104).

    Предрасположенность человека к религии

    Мой первый аргумент может быть сформулирован кратко следующим образом. Предрасположенность к религии это черта, которая присуща всем людям (и только им). Если предположить, что мир вокруг нас рационален, то невозможно, чтобы такое всеобщее явление, как религия, было бы основано на иллюзиях. Один авторитетный источник гласит относительно религиозных наклонностей человека:

    "Еще во времена Цицерона в первом столетии до Р.Х., или даже ранее, языческие мыслители отмечали, что религия, в той или иной форме, это всеобщая черта человеческой природы. И лота ныне в качестве доказательства обратного приводятся кажущиеся исключения "атеистических племен", можно сказать, что антропологическая наука в целом подтверждает это древнее суждение. Действительно, могут быть дикари (хотя это не доказано), среди которых нельзя обнаружить определенные черты религиозного служения; но являются ли они нормальными представителями пусть даже и недоразвитого человечества? Разве не существует такое явление как деградация? И разве у этик дикарей не сохранились, по край- ней мере, остатки религиозных наклонностей? Ибо это все, чего на самом деле требует наш аргумент. Всемирное движение христианских миссий к язычникам, как представляется, с торжеством свидетельствует, что любая раса или племя людей, каким бы деградированным и атеистическим оно ни было на первый взгляд, обладает той искрой религиозных наклонностей, которую можно раздуть и превратить в сильное пламя" (Дж.Р. Думелоу. The One Volume Bible Commentary, Введение, с. 101).

    Теперь давайте зададимся очень важным вопросом: каково происхождение этой религиозной наклонности в человеке? Атеисты утверждают, что "первые боги возникли через олицетворение сил природы ... из большого количества более или менее ограниченных и взаимно ограничивающих богов в человеческом сознании возникла идея одного исключительного бога монотеистических религий" {Джеймс Бейлс, Сcommunism: Its Faith and Fallacies, с. 45). Это - всего-навсего предположение, совершенно расходящееся с фактами. Дж.Р. Свонтон, должностное лицо Института Смита, объявил, что точка зрения, предполагающая, будто религиозные представления или чувства происходят от природных явлений, "недоказуема и невероятна", независимо от того, насколько тесной может показаться связь между ними (там же, с. 49). Более того, исследования Уильяма У.Ф. Петри, сэра Уильяма Рэмзи и множества других выдающихся ученых красноречиво свидетельствуют в пользу того факта, что во всех культурах, которые можно подвергнуть исследованию, монотеизм всегда предшествует политеизму. Поэтому снова и снова возникает вопрос: каково происхождение религиозных представлений человека?

    Во-первых, довольно очевидно, что человек интеллектуально неспособен изобрести идею о Боге. Это выразительно подчеркнул Александр Кэмпбелл во время дебатов с неверующим Робертом Оуэном. Кэмпбелл обратил особое внимание на то, что, согласно утверждениям атеистов, идея о Боге неразумна, следовательно, она не могла возникнуть в человеческом мышлении посредством разума. Атеисты также отрицают, что Бог явил свое присутствие человеческому роду. Поэтому Кэмлбелл поставил такой вопрос: откуда пришла концепция о существовании Бога? Его доводы были сформулированы следующим образом: "Христианское представление об извечной Первопричине, или о Боге, пребывает теперь в мире, и было в нем с незапамятных времен. Вы [скептики] говорите, что оно не могло войти в мир через разум, и оно не пришло через откровение. Теперь, так как вы - философы и историки, и имеете все средства познания, ответьте, Как оно пришло в этот мир?" Оуэн ответил: "Через воображение". Ученый Кэмпбелл парировал так: "Теперь, давайте рассмотрим достоинства этого решения. Воображение, как соглашаются все авторы, не имеет способности изобретать новые идеи. Оно имеет способность анализирования, сочетания, соединения и видоизменения всех различных идей, ему предоставленных; но воображение не имеет созидательной способности.

    Ни одна философская школа, преподаваемая ныне в любом учебном заведении, не даст нам права приписать любую подобную способность воображению. Этого не допускают ни Лок, ни Хьюм: а эти люди наиболее уважаемые в христианских и атеистических учебных заведениях". Затем он процитировал слова Хьюма и Лока относительно этого вопроса. Свидетельство Хьюма имеет большое значение, так как он - неверующий, поэтому я воспроизвожу его здесь.

    "Хотя нет ничего более безграничного в производимых действиях, чем сила разума к воображения человека, - создание монстров и сочетание несовместимых форм и явлений причиняет воображению не больше трудностей, чем помыслы о самых естественных и знакомых предметах; и в то время как тело привязано к одной планете, по которой оно с трудом и болью передвигается, воображен не и мысли могут переносить нас в мгновение ока в самые отдаленные районы вселенной. Но, хотя кажется, что наша мысль обладает неограниченной свободой, при более пристальном рассмотрении мы обнаружим, что на самом деле она заключена в очень тесные рамки, и что вся эта созидательная сила разума оказывается ничем иным, как способностью сочетания, перемещения, усиления и преуменьшения материалов, предоставляемых нам органами чувств и опытом" (Сampbell-Owen Debate, с. 123.124).

    Затем мистер Кэмпбелл, чтобы окончательно решить этот вопрос, призвал Оуэна попробовать вообразить шестое чувство. Таким образом, Кэмпбелл утверждал, что представление человека о божественной Сущности было получено в результате откровения.

    Другие приходят к выводу, что человек интуитивно чувствует определенные концепции. Один автор выражает это так: "Разум устроен таким образом, что он немедленно распознает реальность определенных идей и обоснованность определенных предположений. Кратчайшее расстояние между двумя точками определяется по прямой; две вещи, равные третьей, равны между собой; все, что начало быть, имело причину своего начала; мы должны поступать правильно. Разум, который не воспринимает эти истины, недоразвит либо ненормален" (Х.У. Эверест, The Divine Demonstration, с. 11,12). В эту категорию подпадает факт существования Бога. Х.К. Тиссен утверждает, что человек не может отрицать Бога, не нарушая при этом самые законы природы. "Если мы отрицаем это," - говорит он, "это отрицание неестественное и может иметь только временный характер" (Lectures in Systematic Theology, с. 56). Однако как уже было упомянуто, этот аргумент далеко не исчерпывающий; он служит, по словам некоторых, "свидетельством того, что есть свидетельства". Он заставляет разум требовать еще больше информации. И в чем мы можем быть уверены, так это в том, что он гораздо лучше объясняет религиозные устремления человека, чем все, предлагаемое атеизмом.

    Но вдруг скептик возразит: "Если представление о Боге это основное в человеческой природе, мы не смогли бы это отрицать; но мы отрицаем это, следовательно, очевидно, что это не-интуитивно". В ответ на это достаточно отметить, что человек, пребывая под воздействием предвзятых идей или философской теории, может отрицать самое очевидное. Люди, введенные в заблуждение "Христианской наукой", отрицают существование материи, смерти и т.п. Сегодня некоторые отрицают, что человек побывал на луне!

    Причина и следствие

    Теперь давайте рассмотрим научный принцип причинно-следственных связей. Возможно, в развитии этого аргумента поможет простой пример. В книге Даниэля Дефо "Робинзон Крузо" рассказывается, что, когда однажды Крузо шел по берегу моря, он очень удивился, увидев на песке след ноги. Отпечаток ноги это "следствие", и Крузо, размышляя о нем, пришел к разумному выводу, что на острове он был не один - кто-то "причинил" этот отпечаток. Закон причины и следствия служит основой научного метода. Он утверждает, что каждое следствие должно иметь соответствующую причину. Также очевидно, что ни одно следствие не может качественно превосходить или быть значительнее своей причины. Поэтому мы можем так сформулировать наш аргумент.

    (1) Вселенная это следствие; поэтому она, каким-то образом, должна иметь объяснение. Есть четыре возможных объяснения для ее происхождения: (а) Она всего лишь иллюзия и на самом деле просто не существует. Такую точку зрения даже не стоит рассматривать. (6) Она возникла самопроизвольно из ничего. Эта точка зрения тоже абсурдна и ненаучна. Доктор Джордж Э. Дэвис, выдающийся физик, провозгласил: "Ничто материальное не может сотворить само себя" (The Evidence of God in an Expanding Universe, редактор Джон К. Монсма, с. 71). (в) Она существовала всегда. Эта теория также недоказуема научно. Многие свидетельства в области физики, астрономии, геологии т.п. показывают, что вселенная невечна; она в самом деле имела начало, (д) Она была сотворена. Это - единственно возможное объяснение и единственно разумная точка зрения на происхождение вселенной.

    (2) Так как вселенная действительно существует, но она не существовала всегда, очевидно, что она является следствием, которое имело причину. Далее, так как она не могла сама стать причиной своего появления, она должна была иметь причиной что-то еще, нечто превосходящее себя. Она должна была произойти от силы, которая качественно превосходит материальную субстанцию вселенной. Я допускаю, что этот аргумент имеет ограничения. Однако, он дополняется другими аргументами и по-своему очень показателен.

    Иногда утверждается, что такой ход мысли необоснован, ибо, если все должно иметь причину, то должна быть нескончаемая череда причин, даже причина для нашей причины (Бога). Это возражение на самом деле необоснованно, так как наша позиция состоит только в том, что каждое следствие должно иметь причину. Нельзя предполагать, что Бог это следствие. Джон Герстнер отмечал: "Так как каждое следствие должно иметь причину, в конечном итоге должна быть одна причина, которая не является следствием, но только причиной, или как же тогда можно объяснить следствия? Причина, которая сама является следствием, ничего бы не объяснила, но потребовала бы других объяснений. Это, в свою очередь, потребовало бы дальнейших объяснений, и мы имели бы совершенно бесконечное обратное движение. Но данный аргумент показал, что вселенная, как мы ее знаем, является следствием и не может объяснить сама себя; для ее объяснения необходимо нечто, что, в отличие от нее, не является следствием. Должна быть извечная причина. В этом есть смысл" (Reasons For Faith, с. 53). В заключение, для меня довольно очевидно, что этот аргумент имеет основания, потому что он используется богодухновенным автором. "... всякий дом устрояется кем-либо; а устроивший все есть Бог" (Евр. 3:4).

    Замысел

    Наш следующий аргумент в значительной степени прибавит к основанию, которое мы только что заложили. Это аргумент, основанный на порядке, устройстве и замысле. Обычно делается вывод, что порядок и полезное устройство в какой-либо системе предполагают разум и намерение со стороны причины, дающей начало этой системе. Вселенная, - от безбрежности многочисленных солнечных систем до крохотного мира молекул, - проявляет удивительный замысел и целеустремленность. Единственный вывод, к которому может прийти рациональный, непредвзятый разум, состоит в том, что существующие системы этого мира были намеренно спроектированы Разумной Причиной. Можно написать целые тома, посвященные плану, который характеризует эту вселенную. Ради краткости я упомяну всего пару существенных обстоятельств.

    Пригодность земли для обитания на ней человека ведет к единственно возможному выводу о том, что она была создана именно с таким намерением. Хорошо написал по этому поводу доктор Роберт Э.Д. Кларк:

    "... мы можем быть уверены, что, когда мы сравниваем землю с другими планетами, то представляется, что при ее создании слились все милости судьбы. Расположенная на подходящем расстоянии от солнца, построенная с правильным размером, с радиоактивными элементами. сконцентрированными в ее коре, снабженная уникальным спутником, достаточно большим, чтобы освещать ночь и управлять природными ритмами, вращающейся так, чтобы производить день и ночь и сезонные колебания температур, покрытая в основном водой, которая в целом обеспечивает постоянство температуры, снабженная континентами и океанскими бассейнами к совершенно подходящим количеством воды, чтобы наполнить их, и океаном, содержащим соль, которая дает возможность формированию в атмосфере облаков и дождя, но океаном, который, дабы сохранить жизнь в течение геологического времени, никогда не накапливал сильной щелочности или кислотности, и в котором в виде осадка поглощаются токсичные металлы - о чем еще мы можем попросить?" (The Universe- Plan or Accident?, с. 90).

    Хотя я несогласен с кратким упоминанием доктором Кларком "геологического времени", о чем я буду говорить ниже, его характеристика уникальности земли очень хорошо сформулирована. Я настоятельно рекомендую эту книгу доктора Кларка тем, кто желает продолжить эту линию нашего исследования.

    Обоснованность аргумента о замысле в устройстве вселенной подтверждается Святым Духом через различных библейских авторов. Давид воскликнул: "Небеса проповедуют славу Божию, и о делах рук Его вещает твердь" (Пс. 18:2). В Новом Завете Варнава и Павел убеждали язычников в Листре относительно благотворных природных явлений. Они утверждали, что Бог "не переставал свидетельствовать о Себе благодеяниями, подавая нам с неба дожди и времена плодоносные и исполняя пищею и веселием сердца наши" (Деян. 14:17). Павел, опять же, говорит: "Ибо невидимое Его, вечная сила Его и Божество, от создания мира чрез рассматривание творений видимы, так что они безответны. Но как они, познавши Бога, не прославили Его, как Бога, и не возблагодарили, но осуетились в умствованиях своих, и омрачилось несмысленное их сердце" (Рим. 1:20,21). Из этого отрывка, несомненно, следует, что существование Бога настолько очевидно в сотворенном им мире, что отказ признать это не имеет оправдания.

    Размышляя о чудесах человеческого тела, Давид изрек своими устами: "Славлю Тебя, потому что я дивно устроен. Дивны дела Твои, и душа моя вполне сознает это" (Пс. 138:14). В сочинении "Man, Physiologically Considered" доктор Александр Макалистер, магистр искусств, доктор медицины, член Королевского научного общества, преподаватель анатомии в Кембридже, сказал о теле человека: "Детали, из которых состоит человеческий механизм, настолько сложны, что требуется исследование длиной в целую жизнь, чтобы обрести надлежащее знание этого устройства; и чем пристальнее мы его изучаем, тем более чувствуем необходимость признать, насколько полно каждая часть, даже самая незначительная, несет на себе печать совершенства в своем расположении и употреблении". Рассмотрев различные аспекты строения человеческого тела, доктор Макалистер делает вывод: "Важный урок, который преподает нам исследование человеческого тела, состоит в совершенной приспособленности средств для достижения цели, и структуры для исполнения ее предназначения. Непредвзятый разум не может не прочесть на каждом органе, даже, можно сказать, на каждой клетке и волокне, надпись о предназначении и через это познать, что они являются продуктом высшей силы, управляемой высшей мудростью". Эти цитаты можно найти в замечательном сборнике, озаглавленном Living Papers (т. VII, Essay XXXIX, с. 15,47). Этот сборник представляет собой серию сочинений известных ученых на тему христианских свидетельств, и хотя, насколько мне известно, он давно не выходил из печати, его можно довольно легко найти через магазины, торгующие подержанными книгами, и я настоятельно рекомендую его тем, кто заинтересуется таким исследованием. Для молодежи в издательстве "David C. Cook Company" была издана понятная и насыщенная информацией брошюра "God's Miracle of You". В предисловии приводится цитата выдающегося хирурга Говарда Хамлина: "Мне трудно понять, как врач может быть атеистом". Он кратко объясняет: "Человеческое тело обладает большим запасом надежности. Человек может жить с одной четвертой частью одной почки, если она работает. Наши легкие состоят из пяти долей. Жизнь может поддерживаться только одной долей. Человек может жить всего лишь на одной девятой части своей печеночной ткани, хотя печень это тот орган, который замечательным образом восстанавливается после приступа болезни".

    Однако, атеисты могут возразить, что, так как в природе существуют явные примеры бесцельности, то это отвергает концепцию целеустремленного Бога. И все-таки, есть ли в природе подлинные примеры бесцельности? Тот факт, что человек со своим ограниченным знанием не может увидеть цель, вовсе не означает, что ее нет. Как раз об этом говорит Герстнер.

    "Очень многое в этом мире, как может показаться, не имеет определенной цели. Кажется, что многое зависит от случая или случайности. Сперматозоид оплодотворяет яйцеклетку, но для этой цели используется гораздо больше сперматозоидов, чем необходимо. Итак, если в этом процессе очевидно предназначение, то как быть с его аспектами, которые не имеют определенной цели? Семечко одуванчика снабжено парашютом, который замечательным образом приспособлен для перемещения. Однако, многие из таких семян приземляются там, где они не могут пустить корни. Как быть с ними?..

    Давайте возьмем излишнее количество сперматозоидов, которые "пропадают зря" в процессе оплодотворения. В первую очередь, отметьте, что если это так (то есть, если они действительно пропадают зря), этот факт не доказывает, что тот один, который оплодотворяет яйцеклетку, не был предназначен именно с этой целью. То есть, факторы, которые не обладают определенным предназначением, не свидетельствуют против тех, которые, очевидно, им обладают. До тех пор пока очевидно, что сперматозоид, оплодотворяющий яйцеклетку, и семечко одуванчика, пускающее корни в земле, были приспособлены для этих целей, мы имеем свидетельство целесообразности во вселенной. Миллион случаев обратного не может служить противовесом этому повторяющемуся факту.

    Есть свидетельство целесообразности даже в тех сперматозоидах, которые не оплодотворяют яйцеклетку. Положение таково, что на пути сперматозоида к яйцеклетке существует множество препятствий. В таком случае разве что-либо могло быть более разумным, чем обеспечение множества сперматозоидов, чтобы, по крайней мере, один из них смог достичь цели? Если бы человек пытался поймать дикое животное, которое досаждало бы жителям его округи, с его стороны считалось бы разумным поставить большее количество ловушек, чем одну. В конечном итоге, использована будет только одна ловушка, но для достижения цели будет благоразумно поставить много" (Джон Герстнер, в цитируемой выше работе, с. 55,56).

    Чтобы подвести итог этим мыслям, позвольте мне высказать следующее. 1. Во вселенной есть множество убедительных свидетельств целесообразного замысла. 2. Такой целеустремленный замысел является очевидным доказательством Разума. 3. Разум означает Сущность. Следовательно, совершенно логичен вывод о том, что нашу нынешнюю упорядоченную вселенную привела к существованию разумная Сущность.

    Нравственная сознательность

    Другой аргумент, придающий большее значение нашему изложению, включает признание факта существования нравственной сознательности человека. Во всех людях присутствует элементарное признание нравственного закона, перед которым ответственны все разумные люди. Этот факт очевиден как для чересчур самодовольного атеиста, так и для самого невежественного дикаря. Неверующий человек может как угодно отрицать свою личную веру в какой бы-то ни было подобный закон, однако, если произойдет убийство его жены, или его ребенку будут досаждать, он станет громогласно заявлять о том, что было совершено "зло". Я хочу сказать следующее: каждого человека можно подвести к такой точке, когда он начнет защищать некое мерило добра и зла. Эта нравственная сознательность в человеке врожденная. У животных ее нет. Собака не испытывает никакого раскаяния, утащив кость у себе подобных. И я допускаю, что человек может притупить свою совесть, но это не опровергает факта ее существования. "В своем исследовании на тему преступления и личности психолог Х.Дж. Айсенк отмечает, что в преступную деятельность, которая далека от того, чтобы иметь всеобщий характер, вовлечена небольшая часть населения, возможно, менее 10 процентов. Он указывает на то, что большинство людей ведут порядочный, нравственный, законопослушный образ жизни. Он делает вывод на основе своих изысканий, что "причина, по которой мы не крадем в условиях, когда практического не остается шанса на то, что нас поймают, должна заключаться в том, что внутри нас есть нечто сдерживающее. И это гораздо сильнее влияет на наше поведение, чем довольно абстрактный страх перед полицейским или судьей" (Family Weekly, 11 июня, 1972 г.).

    Конечно, мы хорошо осведомлены о том факте, что точное представление человека о том, что "нравственно", может отличаться от страны к стране и от эпохи к эпохе. Наша мысль не в этом. Совесть человека должна воспитываться тем, кто ее дал, а именно Богом. Человеческое чувство нравственности может быть в значительной мере искажено. Мой аргумент состоит в следующем. Независимо от того, насколько низко человек может пасть, независимо от того, насколько искаженным может быть его мышление, если он по-прежнему остается разумным человеком, у него останется некоторое осознание того, что, по крайней мере, для него является нравственным. И это осознание не может объяснить ни один атеист! Небольшая, но ценная книга К.С. Льюиса, однажды бывшего скептиком, содержит краткий абзац, который я сейчас процитирую.

    "Я знаю, что некоторые люди говорят, будто представление о законе природы или адекватного поведения, известного всему человечеству, не имеет основания, потому что различные цивилизации и различные эпохи имели довольно различные представления о нравственности.

    Но это не так. Между их основами морали существовали различия, но они никогда не оказывались абсолютными различиями. Если попытаться сравнить нравственное учение, скажем, древних египтян, вавилонян, индусов, китайцев, греков и римлян, то нас может поразить, насколько они похожи друг на друга и на нас самих. Некоторые свидетельства этому я собрал в приложении к другой книге (The Abolition of Man); однако, сейчас мне необходимо только попросить читателя задуматься над тем, что могло бы означать совершенно иное представление о нравственности. Представьте страну, где людьми восхищались за то, что они бежали с поля битвы, или где человек испытывал гордость от возможности обмануть всех людей, проявивших к нему верх доброты. С таким же успехом можно пытаться представить себе страну, в которой дважды два равняется пяти. Люди отличаются во мнении о том, в отношении кого следует проявлять бескорыстие - либо только к своей семье, либо к гражданам своей страны, либо ко всем. Но они всегда соглашались на том, что человеку не следует ставить себя на первое место. Эгоизм никогда не был предметом восхищения. Люди придерживались различных мнений в том, сколько иметь жен - одну или четырех. Но они всегда сходились в том, что нельзя попросту брать любую женщину, которая тебе понравится." (Mere Christianity, с. 19).

    Следовательно, существует всеобщее признание нравственного закона. Если существует нравственный закон, то должен быть нравственный законодатель, заложивший в человеческом сердце нравственную восприимчивость, которая, в зависимости от того, какому воспитанию ее подвергли, будет либо обвинять человека, либо оправдывать его. Апостол Павел подтверждает эту самую истину в Послании к Римлянам 2:14,15.

    Как я говорил в начале, каждый из этих предшествующих аргументов, если рассматривать их раздельно, имеет определенные ограничения. Однако, во взаимодействии, они более чем убедительны, если только человек проявит интеллектуальную беспристрастность.

    Исторически существовавший Христос

    Но, по моему мнению, наиболее оправданным и совершенно потрясающим аргументом в защиту существования Бога является исторически признанная личность и воздействие Иисуса Христа. Нет совершенно никакой возможности объяснить Христа вне того факта, что он пришел от БОГА. Давайте ненадолго задумаемся об этом. Прежде всего, Иисус Христос был историческим персонажем, чья достоверность доказуема. По происхождению он был иудеем; его страной была Палестина. Он умер в Иерусалиме во времена правления прокуратора Понтия Пилата и императора Тиберия Цезаря. Это - неопровержимые факты; они так же неоспоримы с точки зрения истории, насколько бесспорной может быть сама история.

    Далее, этот самый исторически существовавший Иисус каким-то образом дал начало религиозному движению, которое до самого основания потрясло этот старый мир. Ни одна философия, религиозная или иная, не может даже начать состязаться с практически всеобщим воздействием христианской религии. Например, возьмите двух ее самых ближайших соперников - магометанство и буддизм. Рост магометанства в некоторых странах можно объяснить следующим образом: (а) оно распространяется силой; (б) оно выступает за сладострастное удовлетворение плоти и переплетает это с обещанием рая. Буддизм обещает избавление от жестокой реальности жизни посредством аскетизма и самогипнотической медитации. Это объясняет его распространение в странах с крайне низким уровнем жизни. Но как можно объяснить успех христианства? Иисус запретил его распространение силой (Иоан. 18:36), христианство не потакает плотским похотям, а напротив, запрещает их (Гал. 5:19-21). Христианину также непозволительно удаляться от жизненных трудностей через аскетическое уединение. Напротив, он должен побеждать этот мир своей верой (1 Иоан. 5:4), и его влияние должно так сиять среди людей, чтобы они могли прийти к Богу (Мат. 5:16).

    Успех религии Иисуса Христа можно объяснить только на основе божественного происхождения этого движения, и это сверхъестественное происхождение проявляется в воскресении Иисуса Христа из мертвых. Я не намереваюсь сейчас начать рассмотрение свидетельств в защиту телесного воскресения Христа. Об этом были написаны многие замечательные работы. Однако, мне бы очень хотелось привести здесь одну очень важную цитату, имеющую отношение к данному аргументу. Одним из самых известных авторов недавнего времени, отрицавших воскресение Господа, был доктор Ширли Джексон Кейс из Чикагского Университета. Доктор Кейс был яростным модернистом, решительно отвергавшим сверхъестественные элементы христианской религии. И хотя он отрицал, что Христос воскрес из мертвых, поразительно, что в статье, озаглавленной "Вера первых учеников в воскресение" (The Resurrection Faith of First Disciples), которая появилась в журнале American Journal of Theology (т. 13, апрель 1909 г.), доктор Кейс признал: "Первые христиане твердо верили в то, что Иисус действительно умер, действительно был похоронен и на самом деле воскрес из мертвых и предстал своим ученикам. Достаточно свидетельства одного Павла, чтобы убедить нас в том, что это было общепринятым мнением тех дней - мнением, которого в те дни придерживались самые важные авторитеты, очевидцы и свидетели" (выделено мной - Уэйн Джексон) (См. книгу Уилбура М. Смита Chats From A Minister's Library, Глава 3). Когда человек противится историчности воскресения спустя девятнадцать столетий после этого события, в то же самое время признавая, что первоначально убежденность в этом основывалась на сообщениях очевидцев, он проявляет интеллектуальную проницательность, которая оставляет желать лучшего!

    Если сверхъестественные элементы христианства исторически доказуемы, тогда Иисус Христос был тем, кем он себя провозглашал, Сыном Божьим (Мар. 14:61,62), и, следовательно, Бог существует.

    Похожие публикации
    Demo scene